Пражский клуб
Подписка адвоката о неразглашении данных предварительного следствия
Куратор проекта:
Рамиль Ахметгалиев, АП Республики Татарстан
Рабочая группа:
Вадим Клювгант, Вице-президент АП Москвы, Заместитель Председателя Комиссии ФПА по защите профессиональных прав адвокатов
Александр Балян, АП Москвы
Рамиль Ахметгалиев, АП Республики Татарстан
Елена Львова, член Совета АП Москвы
Каринна Москаленко, АП Москвы
Виктор Прохоров, АП Новосибирской области
Евгений Смирнов, АП Ленинградской области
Документы:
Разработка проекта нормативных правовых актов, обеспечивающих изменение режима тайны следствия и условий отобрания от адвокатов-защитников подписки о неразглашения данных предварительного следствия
03.11.2016 утверждён Меморандум.

Рабочая группа в составе адвокатов: В.В. Клювганта (модератор), А.В. Баляна (модератор), Р.Х. Ахметгалиева, Е.Ю. Львовой, К.А. Москаленко, В.Ю. Прохорова, Е.Е. Смирнова (указаны только фактические участники обсуждения, списочный состав группы был больше - прим. ВК), обсудив тему "Изменение режима тайны следствия и условий отобрания от адвокатов-защитников подписки о неразглашении данных предварительного следствия", единогласно пришла к следующим выводам.

Признавая объективное наличие тайны предварительного следствия, подлежащей адекватной охране, необходимо отметить, что зачастую цель её охраны является лишь декларируемым предлогом для отобрания от адвокатов-защитников соответствующей подписки с предупреждением об уголовной ответственности за её нарушение. В действительности же эта мера процессуального принуждения всё чаще используется следственными органами в качестве способа злоупотребления процессуальными полномочиями с целью сокрытия допускаемых ими нарушений прав и законных интересов стороны защиты, в том числе: для ограничения информационных возможностей защитников при взаимодействии с гражданским обществом и средствами массовой информации, а также их возможностей по собиранию доказательств путём привлечения специалистов. Такими недобросовестными действиями существенно затрудняется реализация конституционного права на защиту всеми не запрещёнными законом средствами.
Более того, отобрание указанных подписок всё чаще используется в качестве инструмента устранения из дела адвокатов - защитников, не угодных следователям своей активностью и принципиальностью, а также в качестве инструмента репрессий в их отношении (в том числе и уголовных, с применением ст. 310 УК РФ). При этом следственными органами используются в своих интересах пробелы и дефекты действующего законодательного регулирования охраны тайны следствия (ст. 161 УПК
РФ).
При таких обстоятельствах, нашедших своё подтверждение, в том числе, в уголовных делах в отношении адвокатов В.Г. Дворяка, Г.Б. Антонова, а также в уголовных делах с участием адвокатов Р.Х. Ахметгалиева, А.В. Баляна, Д.В. Динзе, О.
Чавдар, В. Львова и ряда других, отобрание у адвокатов-защитников подписки о неразглашении данных предварительного следствия фактически стало одним из основных способов противодействия адвокатской деятельности при осуществлении
защиты по уголовным делам. Такое положение не может быть терпимым и требует принятия незамедлительных мер по его нормализации.
Исходя из вышеизложенного, рабочая группа рекомендует:

1. Поддержать в полном объёме предложения Совета по правам человека при Президенте РФ, содержащиеся в его Рекомендациях от 27.03.2016 по итогам специального заседания "О дополнительных гарантиях независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей" (http://www.president-sovet.ru/documents/read/447/), о внесении изменений и дополнений в УПК РФ, а именно: о введении нового п. 6.1 статьи 5, содержащего определение термина "данные предварительного расследования", и новую редакцию статьи 161. Считать необходимым всемерное содействие адвокатского сообщества, его федеральных и региональных органов самоуправления, в скорейшем принятии этих поправок.
2. При принятии адвокатами решения о даче указанной подписки или отказе в этом исходить из того, что действующее законодательное регулирование содержит существенные пробелы и дефекты (неконкретное содержание ст. 161 УПК РФ, отсутствие определения термина "данные предварительного следствия"), создающие возможности для произвола, и эти возможности зачастую активно используются в практике следственных органов в ущерб правам и законным интересам защиты. В связи с этим дача адвокатом такой подписки создаёт высокие риски, как для интересов защиты, так и для самого адвоката. При этом действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит императивной обязанности адвоката давать такую подписку, в том числе и по требованию следователя. Следовательно, дача подписки о неразглашении данных предварительного следствия может обоснованно рассматриваться адвокатом как крайняя, вынужденная мера, на которую он может пойти лишь в отсутствие других возможностей процессуального поведения, не противоречащего требованиям закона.
3. Основываясь на универсальном и общеобязательном требовании правовой определённости, как неотъемлемой составной части конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции РФ), а также, в рамках допустимой аналогии, на нормах международного права ("Токийские правила") и на правовых позициях Конституционного Суда РФ (Определение от 06.10.2015 №2443-О по жалобе Д.В. Динзе и О.Г. Сенцова, с особым мнением судьи К.В. Арановского, и иные решения Конституционного Суда РФ, ссылки на которые содержатся в тексте указанного
Определения), адвокат, в ответ на поступившее ему требование дать подписку о неразглашении данных предварительного следствия, вправе исходить из того, что тайна предварительного следствия не может являться абсолютной. Поэтому он вправе воздержаться от дачи подписки в том виде, как она ему представлена следователем, и потребовать: конкретизации данных, не подлежащих разглашению, с приведением их письменного исчерпывающего перечня (поскольку невозможно принимать на себя обязательства, не зная, какие конкретно сведения и в каком объеме нельзя предавать гласности); ходатайствовать о разъяснении всех иных неясностей в условиях требуемой подписки (имея в виду, в частности, что распространению не подлежат лишь сведения, способные нанести ущерб правам и свободам участников судопроизводства, личности, обществу или государству, при этом ни при каких обстоятельствах не могут быть отнесены к тайне следствия данные,свидетельствующие о нарушениях прав и законных интересов участников судопроизводства, а также сведения, уже преданные гласности в открытом судебном заседании или любым иным способом). Следует также иметь в виду, что, исходя из смысла статьи 48 Конституции РФ, статьей 47, 49, 53 УПК РФ, объём процессуальных полномочий и возможностей адвоката-защитника не может быть меньшим, чем объём таких полномочий и возможностей его доверителя (подзащитного).
4. Если не дать подписку не представилось возможным, во всех случаях оспаривать это действие следователя в порядке ст.ст. 124, 125 УПК РФ, в том числе по основаниям, указанным в п. 3 настоящих рекомендаций.
5. Практиковать, по согласованию с доверителем, совместное участие в деле адвокатов, среди которых есть те, кто не давал подписку о неразглашении.
6. Максимально использовать для необходимого в интересах защиты информационного
взаимодействия возможности самого доверителя (подзащитного), от которого такая подписка истребована и получена быть не может ни при каких обстоятельствах.
7. Предложенные варианты действий адвокатов-защитников являются взаимодополняющими, адвокатам следует в каждом случае исходить из интересов доверителя и разумной оценки рисков.
Мероприятия: