Пражский клуб
пражский клуб

Семинар «Повышение качества оказания юридической помощи и обеспечение независимости профессии»

Итоги Семинара Пражского клуба
В завершающую декаду июня в Праге адвокаты обсудили наиболее актуальные вопросы современного этапа развития российской адвокатуры, касающиеся повышения качества оказания юридической помощи и обеспечения независимости профессии. Среди обсуждаемых тем наибольший интерес вызвали следующие:
1. Стандарты адвокатской деятельности. Пути их совершенствования и развития
Николай Жаров, один из соавторов альтернативной версии Стандарта уголовной защиты представил участникам дискуссии свои доводы относительно принятой редакции Стандарта, а также направлений его совершенствования и развития. В частности, он дал анализ нормативной основе и нормативной силе Стандарта уголовной защиты, обозначил отличия данного Стандарта адвокатской деятельности от иных стандартов в адвокатуре, коснулся вариативности в исполнении требований Стандарта и возникающей при этом проблемы его обязательности.
Отдельной темой выступления стал вопрос о соотношении положений Стандарта и норм уголовно-процессуального законодательства, в том числе возможность через формулировки Стандарта продвигать «адвокатское» понимание уголовного процесса. Н. Жаров постарался убедить слушателей, что требования Стандарта уголовной защиты не должны противоречить императивным требованиям УПК РФ, но в то же время в нормах Стандарта вполне возможно развивать «дух закона».
Докладчик обосновал довод, что факты нарушения адвокатом положений Стандарта уголовной защиты вполне могут стать предметом дисциплинарного производства. Однако вряд ли следует поддерживать существующую практику обращения адвокатом в палату с жалобой на другого адвоката (своего предшественника в качестве защитника по уголовному делу) с целью признать его виновным в нарушении Стандарта или норм УПК РФ и посредством такого результата дисциплинарного производства признать в рамках уголовного дела недопустимыми доказательства, полученные с участием своего коллеги.
Надежда Жирнова выступила с сообщением о вариантах возможного к принятию Стандарта повышения квалификации адвоката. И в частности, отметила различные подходы в адвокатских палатах к вопросу организации и учета процедур повышения квалификации адвокатов. В большинстве адвокатских палат налажена учеба молодых адвокатов, но организованное повышение квалификации коллег со профессиональным стажем более пяти лет практически повсеместно отсутствует. В адвокатских палатах не налажен учет, отсутствует фиксация и контроль за повышением квалификации адвокатами. В результате этого нет и дисциплинарной практики по фактам неисполнения адвокатами требований законодательства об адвокатуре, решений ФПА РФ и региональных адвокатских палат о необходимости систематического повышения своего профессионального уровня. По мнению докладчика, проблема требует обсуждения и своего решения, в том числе принятия необходимых мер администрирования со стороны адвокатских палат, не исключая применения дисциплинарных санкций.
В ходе обсуждения данной проблемы Вадим Клювгант высказал обеспокоенность отсутствием развитой инфраструктуры для желающих повышать свой профессиональный уровень. Есть также необходимость обучать самих учителей, которые проводят курсы повышения квалификации адвокатов. Следует прекратить попустительство в дисциплинарной практике и привлекать к ответственности адвокатов, которые не выполняют требования закона и решения органов адвокатуры об обязательности учебы. Стандарт повышения квалификации, по мнению выступающего, крайне необходим, но как обязательный минимум, при этом в обязательном порядке должны учитываться особенности каждой региональной адвокатской палаты, для чего в федеральном Стандарте обучения должна быть необходимая дискреция.
Вячеслав Тенишев предложил более системный подход к стандартизации адвокатской деятельности и поставил вопрос о необходимости формирования системы стандартов адвокатской профессии. Эта задача по его мнению может быть решена путем создания общего свода стандартов. В этой системе должны быть зафиксированы как российские, так и общемировые адвокатские ценности. В ходе этой работы может быть решена и еще одна весьма значимая проблема — обеспечение исполнения стандартов, при этом часть гарантий реализации стандартов должна дать государственная власть, а не адвокатура.
Юрий Новолоцкий высказал свою позицию о возможных случаях противоречия стандарта и норм уголовно-процессуального закона. В таких ситуациях, о его мнению, следует обращаться не к конкретной норме УПК РФ, а к нормам-принципам уголовно-процессуального законодательства, которые значительно шире и фундаментальнее. Но, занимаясь стандартизацией адвокатской деятельности, не следует впадать в крайности, не нужно загонять в стандарт абсолютно все. Высказана идея (далека не бесспорная и вызвавшая возражения отдельных участников дискуссии) о необходимости формирования круга дозволений в адвокатской профессии, который по мере необходимости постоянно расширять.
При обсуждении перечня возможных стандартов адвокатской деятельности участники дискуссии обозначили, что необходимы также стандарты участия адвоката в качестве представителя в гражданском судопроизводстве в порядке ст. 50 ГПК РФ (проблемы формирования и отстаивания правовой позиции адвокатом, представляющего отсутствующего ответчика, компенсации расходов на привлечение эксперта или специалиста, оплаты государственной пошлины при обжаловании решения суда и проч.), представительство по назначению суда лиц, страдающих психическими заболеваниями или в процедуре помещения лица в психиатрическое лечебное учреждение.
Константин Ривкин обозначил проблему повсеместной поддержки судами «двойной защиты», когда наряду с защитником по соглашению суды без наличия каких-либо законных оснований, то есть в нарушение требований закона, направляют требования об участии в деле защитника по назначению.
2. Проблемы работы адвокатов по назначению. Оказание бесплатной юридической помощи. Работа Pro Bono.

Валентина Левыкина предложила участникам обсудить повсеместно существующую проблему задолженности по оплате труда адвокатов, участвующих в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда. Высказана критика в адрес Федеральной палаты адвокатов РФ, что данная тема не подготовлена, а лишь собираются сведения (при этом докладчик почему-то обошел стороной многочисленные встречи представителей ФПА РФ с Министерством юстиции РФ и Министерством финансов РФ по данной проблеме, множество обращений в адрес довольствующих органов, в т. ч. соответствующая резолюция Восьмого всероссийского съезда адвокатов, создание по инициативе ФПА РФ рабочей группы в рамках Правительства Р Ф по данной проблеме, дискуссионные площадки в Государственной Думе и Совете Федерации по погашению задолженности, обсуждение проблемы в стенах Совета при Президенте Р Ф по развитию институтов гражданского общества и правам человека и проч. — все это сделано по инициативе и при непосредственном участии ФПА РФ). В выступлении сделан призыв повысить размер оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника по назначению, а также обеспечить ежегодную индексацию этих ставок. Обозначена проблема установления порядка прохождения платежных документов самими ведомствами (должниками), а не нормами закона. При этом порядок формирования платежа различен в разных регионах. Сформировалась незаконная практика неисполнения финансовыми органами постановлений (определений) дознавателей, следователей и судов, возврат их без оплаты по надуманным основаниям. Отмечена необходимость изменения такого порядка и передачи функции оплаты труда защитника по назначению в сторонний (незаинтересованный) государственный орган, не являющийся процессуальным противником адвоката или иным участником в уголовном процессе.
Юрий Шутилкин высказал свое мнение о дисциплинарной ответственности адвокатов как способе борьбы с адвокатами, не исполняющими установленный региональными советами адвокатских палат порядок участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда. Отмечено, что следователи нередко вводят в заблуждение адвоката по назначению, убеждая их, что защитник по соглашению уведомлен надлежащим образом и в установленные законом сроки, но не прибыл для участия в процессуальном или следственном действии.
Ирина Савельева поделилась опытом организации распределения дел по назначению в адвокатской палате Ульяновской области. Отмечено, что решения Совета ФПА РФ 2013 года об «адвокатах-дублерах» явно недостаточно, необходима более подробная регламентация данной процессуальной ситуации. В частности, что делать, если защитник по назначению обнаружил документальное подтверждение участия в уголовном деле защитника по соглашению или другого защитника по назначению? Как поступать, если при соединении уголовных дел в одном деле участвовал защитник по соглашению, а в другом адвокат осуществлял защиту по назначению? Какое должно быть поведение адвоката, если доверитель отказался от защитника по назначению, но дознаватель, следователь или суд не приняли такой отказ. Высказана необходимость выработки единого понятийного аппарата в вопросах регулирования защиты по назначению.
Андрей Сучков обозначил подходы в работе по назначению: позиция ФПА РФ и взгляд с региона. В частности, был дан подробный анализ процедуры формирования бюджета по оплате данного вида деятельности, работа ФПА РФ по снижению размера кредиторской задолженности ГРБС (главных распорядителей бюджетных средств) по оплате защиты по назначению. Отмечена исключительная важность получения достоверных сведений от региональных адвокатских палат о размере задолженности, в чем в настоящее время существуют значительные проблемы. Отдельно были представлены доводы о соотношении проблемы «двойной защиты» и злоупотребление правом защитника по соглашению, процедурные вопросы отказа от защитника по назначению.
Павел Бородин представил вниманию участников подходы адвокатуры Франции при рассмотрении жалоб адвоката на адвоката, рассказал о работе Комиссии по медитации, рассмотрение жалоб в которой является обязательным для дальнейшего перехода рассмотрения дела в дисциплинарный орган. Предложено обсудить возможность внедрения в российскую адвокатскую дисциплинарную практику новой меры дисциплинарного воздействия — платной учебы (повышения квалификации) по отраслям права или нормам профессии, в нарушении которых признан виновным адвокат. Высказана мысль, что оплата участия адвоката в защите по назначению должна производится только при условии исполнения адвокатом решения региональной адвокатской палаты об установлении порядка участия в этой процессуальной деятельности, а также выполнении адвокатом положений Стандарта защиты в уголовном судопроизводстве.
3. Актуальные вопросы защиты профессиональных прав адвокатов

При обсуждении проблемы защиты профессиональных прав адвоката Константин Ривкин высказал обеспокоенность по поводу намерения расширить дисциплинарную ответственность адвоката за пределы его профессиональной деятельности. При этом отметил, что в защите прав адвоката первичным должен стать самоконтроль самого адвоката, какие действия он может совершать, а какие являются недопустимыми с точки зрения законодательства об адвокатуре и норм профессиональной этики адвоката. И только вторым этапом должна стать хорошо организованная и структурированная защита профессиональных прав адвокатов органами адвокатского самоуправления. Не снимается по счетов судебная защита адвокатских прав, но практика показывает ее недостаточную эффективность в российских судах. В этой связи особо важную роль играет в этом вопросе обращение в Европейский Суд по правам человека, а также знание адвокатом практики ЕСПЧ по данной категории дел.
Александр Пиховкин обсудил с участниками дискуссии отдельные аспекты имплементации ст. 450.1 УПК РФ. При этом докладчик высказал мнение, что принятие данной нормы в целях обеспечения гарантий адвокатской деятельности является заслугой Пражского клуба и состоявшихся в его формате дискуссий. Однако, по мнению выступающего, практика правоприменения продолжает оставаться удручающей: следователи не обращаются в суд за получением предварительного разрешения на проведение обысков в адвокатских образованиях и по месту жительства адвоката, а делают это в режиме неотложного следственного действия; в следственном постановлении продолжается практика отказа от индивидуализации являющихся целью поиска предметов или документов, делается открытый перечень искомого, что позволяет делать обыск безграничным и создающим тотальную угрозу адвокатской тайне, в том числе и по делам доверителей, которые не имеют никакого отношения к расследуемому уголовному делу. Продолжает оставаться неопределенной процессуальная фигура представителя совета адвокатской палаты, участвующего в ходе обыске. Его права и полномочия не определены, порою следователю сводят роль представителя совета адвокатской палаты к функции статиста, даже у понятого в ходе обыска больше полномочий, например, по внесению в протокол своих замечаний и дополнений. Аналогичные нарушения допускают и суды, имеются случаи отказа судов в допросе во время судебного следствия представителей совета адвокатской палаты, участвующих в порядке ст. 450.1 УПК РФ в ходе обыска. Все это делает необходимым продолжить работу по нормативному регулированию порядка участия представителя совета адвокатской палаты субъекта РФ в порядке ст. 450.1 УПК РФ, четкого определения его полномочий в уголовной процедуре. Одновременно необходимо принимать меры внутрикорпоративного (адвокатского) регулирования в этом вопросе.
Виктор Прохоров продолжил тему гарантий адвокатской деятельности выступлением о проблемах координации деятельности комиссий региональных палат по защите прав адвоката. Была высказана настоятельная потребность продолжения разработки методических рекомендаций по работе комиссий по защите прав адвокатов, а также представителей советов адвокатских палат, участвующих при проведении обысков у адвокатов и в адвокатских образованиях. Поставлена проблема о возможности для члена комиссии по защите прав адвокатов осуществлять представительство адвоката при ведении в отношении них дисциплинарного производства. Востребованным является обобщение практики работы Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов и аналогичных региональных комиссий. Следует обратить внимание на регламентацию деятельности комиссий, в частности, как порядка работы самой комиссии, так и возможности ее взаимодействия со сторонними структурами: органами власти, правозащитными организациями, различного рода НКО и общественными объединениями. В деятельности комиссий по защите прав адвокатов возникают трудности взаимодействия с адвокатами и адвокатскими образования, которые не всегда готовы принять во внимание важность вопросов, которыми занимаются комиссии. Пока у конкретного адвоката или адвокатского образования нет лично их коснувшейся проблемы, комиссии очень трудно обеспечить необходимое взаимодействие с ними. Есть случаи, когда адвокаты и адвокатские образования не обращаются в комиссии даже в случаях существенных нарушений прав адвокатов. К сожалению, далеко не во всех адвокатских палатах созданы комиссии по защите прав адвокатов, не во всех регионах обращается должное внимание на важность этой работы.
Сергей Краузе предложил продолжить работу над рекомендациями, обеспечивающими гарантии независимости адвокатской профессии, по вопросам проведения обыска у адвоката и в адвокатском образовании, а также допроса адвоката.
Алексей Иванов вынес на обсуждение свое видение повышения эффективности деятельности комиссий по защите прав адвокатов. По мнению выступающего, эта цель может быть достигнута при решении следующих задач: регулярная ротация состава комиссии; приглашение в ее состав адвокатов с хорошим профессиональным опытом работы, который можно использовать в работе комиссии; адвокатская палата должна выделять место для работы комиссии; необходим постоянный мониторинг за выполнением решений и рекомендаций комиссии; на сайтах адвокатских палат следует размещать информацию о работе комиссии, методические материалы по защите прав адвокатов, обобщение практики работы комиссии, с возможностью оперативной подачи заявления в комиссию через сайт адвокатской палаты, или создать иной оперативный канал для информирования комиссии о случаях нарушений прав адвокатов; необходимо создать комиссию или группу по реализации положений ст. 450.1 УПК РФ и выдать доверенности адвокатам, уполномоченным советом адвокатской палаты участвовать при обысках адвокатов и адвокатских образований; следует проводить семинары и целевую учебу адвокатов по защите их прав, а также привлекать членов комиссии по защите прав адвокатов на курсы по повышению профессиональной квалификации адвокатов. Отмечено, что в основе преследования адвокатов лежит незаконная практика правоохранительных органов (а иногда и судов) ассоциирования адвокатов с их доверителями, которых лица, расследующие или рассматривающие уголовное дело, априори расценивают в качестве преступников. Высказана рекомендация уведомлять комиссии по защите прав адвокатов не менее, чем за 24 часа до начала следственного действия.
Под модераторством Ивана Павлова участники обсудили планы деятельности Пражского клуба на второе полугодие 2017 года и стратегию развития на среднесрочную перспективу.
Следующий раунд дискуссий был посвящен вопросам реформы адвокатуры, наиболее актуальные из которых стали предметом обсуждения:
1. Вопросы переходного периода реформирования адвокатуры

Обсуждение данной темы началось с дискуссии по фундаментальным основам адвокатуры. Евгений Семеняко убедительно обосновал непредпринимательский характер адвокатской деятельности, изложил историю этой дискуссии и подверг конструктивной и обоснованной критике позицию оппонентов.
Денис Лактионов поделился размышлениями по поводу порядка проведения вступительного экзамена в переходный период. В частности, обсуждены возможные категории юристов, которые могут быть освобождены от вступительных экзаменов в адвокатуру или сдать их по упрощенной программе. Отмечено, что юридический бизнес заявляет о своем нежелании сдавать экзамены по уголовному праву и процессу. В то же время, не прозвучало возражений, что каждый пришедшей в адвокатуру должен знать законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также нормы профессиональной этики адвоката, проверку знаний по которым выполняет первый этап — компьютерное тестирование.
Одну из проблем переходного период — торопиться с реформой или не затягивать — обсудил с аудиторией Алексей Герасимов. Практически все его доводы сводились к тому, что реформирование следует провести в кратчайшие сроки, поскольку действующая ситуация на рынке оказания юридической помощи вредна как для граждан, которые нередко получают неквалифицированную юридическую услугу по причине того, что в данный сегмент допускается практически кто угодно, так и для государства, для которого неквалифицированное судебное и иное представительство, и сопутствующее ему злоупотребление правом на обращение в суд и злоупотребление процессуальными правами, не менее вредно.
2. Новеллы в вопросах адвокатской деятельности

1. Надежда Лопатенкова выступила с презентацией по проблеме ответственности адвоката и адвокатского образования перед доверителем за некачественную юридическую помощь. Отмечены неправомерные случаи применения к этим правоотношениям законодательства о защите прав потребителей, несмотря на то, что адвокатская деятельность не является предпринимательской и данные нормы не должны быть регулятором этих отношений. В то же время существует обширный пласт арбитражной практики о договорной ответственности адвокатских образований, несмотря на существование императивной нормы Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ст. 25) о возможности заключения соглашения об оказании юридической помощи с адвокатом (адвокатами), но никак не с адвокатским образованием.

2. Возможность для адвокатского образования быть стороной в соглашении по оказанию юридической помощи
Данная тема органически продолжила предшествующую дискуссию. Григорий Афицкий квалифицировал эту проблему в качестве ключевой в реформе адвокатуры. Однако, по его мнению, на нее нет четкого ответа в тексте Концепции реформирования рынка квалифицированной юридической помощи, разработанной Министерством юстиции России. Как заявил выступающий, необходимость изменения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре очевидны, следует предоставить адвокатскому образованию право быть стороной в соглашении об оказании юридической помощи. Преимущества такой новеллы очевидны: ограниченная ответственность адвокатского образования (а не полная ответственность индивидуально адвоката), что востребовано прежде всего при крупных проектах по оказанию юридической помощи. Это направление открывает доступ к оказанию юридической помощи крупным, в том числе зарубежным доверителям, а также доступ к конкурсам на заключение договоров для государственных и муниципальных нужд. Существующие в настоящее время соглашения, в которых адвокатское образование является стороной в них — это обход закона, а скорее — нарушение закона, что автоматически влечет недействительность подобной сделки. Отдельный вопрос — допустимость найма адвоката адвокатом, что достаточно распространено в зарубежном регулировании адвокатской профессии. Ограничения для этого может быть лишь запрет цепочки найма, а также запрет для наемного адвоката иметь помощников и стажеров.
Евгений Семеняко в связи с обсуждаемыми темами предложил шире использовать возможности внутрикорпоративного регулирования, не дожидаясь уже слишком затянувшегося со стороны власти принятия решения в рамках Концепции. В частности, данным способом российская адвокатура вполне могла расширить перечень допустимых для нашей профессии новых форм коллективных адвокатских образований, а также предоставить право адвокатскому образованию стать стороной в соглашении об оказании юридической помощи.
3. Правовая защита средств индивидуализации адвокатского образования

Этой крайне важной прежде всего для бизнес-адвокатуры теме посвятил свою презентацию Алексей Мишунин. Он отметил, что для адвокатских образований, как и для любой иной некоммерческой организации, возможности правовой защиты средств индивидуализации весьма ограничены. Так, отсутствует возможность защиты фирменного наименования, хотя есть ограниченная и весьма неустойчивая судебная практика защиты фирменного наименования НКО, но это скорее как исключение из общего правила. Аналогичная плачевная ситуация с защитой товарного знака и знака обслуживания - она возможна лишь для юридических лиц при осуществлении рекламы товаров, работ и услуг, оферте, в используемой документации, для индивидуализации в среде Интернет и при использовании доменных имен. Но эта возможность лишь для юридических лиц, что исключает из этой темы адвокатские кабинеты, и только для случаев, когда само юридическое лицо реализует товары, выполняет работы или оказывает услуги, что лишает этой возможности все, в том числе и коллективные адвокатские образования при существующем в настоящее время запрете для адвокатского образования быть стороной в соглашении об оказании юридической помощи. Такие средства защиты индивидуализации как наименование места происхождения товара или коммерческое обозначение в современном российском правовом порядке также недопустимы для адвокатских образований.
4. Некоторые последствия введения адвокатской монополии в российских регионах

Сергей Халатов, представляющий неадвокатскую часть юридической профессии и выступающий в качестве критика самой идеи реформирования, призвал участников дискуссии смотреть на реформу адвокатуры прежде всего с позиций потребителей юридических услуг. Он привел довод, что адвокатов в настоящее время значительно меньше, чем потребность в юридической помощи. В тексте Концепции нет расчета состояния юридического рынка, соотношения в нем участников оказания юридической помощи, в связи с чем последствия реформирования являются непросчитанными и непредсказуемыми.
5. Адвокатская монополия в условиях современного правового регулирования адвокатской деятельности в России

Ирина Оникиенко продолжила развитие обсуждаемой темы и отметила, что среди неадвокатской части юристов нет единого мнения относительно реформы, при этом доводы в возражениях против реформирования совершенно разные. Есть даже противоречивые позиции. Так Объединение корпоративных юристов заявляют о своем нежелании быть охваченными реформой, но при этом требуют сохранения за юристами корпораций права вхождения в адвокатуру. Высказаны опасения, что реформу саботирует государственные институты, несмотря на то, что ее инициатором была государственная власть. По мнению выступающего, современной российской власти не нужна сильная адвокатура, поскольку она является элементом гражданского общества, в усилении которого госаппарат совсем не заинтересован. Если все же будет принято решение о реформировании, государство не будет выяснять мнение адвокатуры об ее условиях, а сделает все по своему усмотрению. Что касается отношения юридического бизнеса к реформированию, то чрезмерно преувеличенными являются высказывания о том, что юрбизнес пугает вступительный экзамен. Основным препятствием массового вхождения юридического бизнеса в адвокатуру является неразвитость форм адвокатских образований, а также иные правовые ограничения в адвокатской профессии, существование которых совершенно не соответствует современным реалиям и существенно снижает конкурентноспособность российской адвокатуры. При этом можно оставить без изменения фундаментальный для адвокатуры довод о непредпринимательском характере ее деятельности. Но это не должно отрицать возможности вести адвокатскую деятельность в формах коммерческих юридических лиц, соблюдая все принципиальные положения законодательства об адвокатской деятельности и этических норм адвоката. При сохранении указанных препятствий юридический бизнес будет продолжать отказываться от вступления в адвокатуру, и высказывать свое мнение относительно реформы как: «Долго. Дорого. Некачественно».
6. В весьма эмоциональном выступлении Ольга Башкова высказала свое мнение об адвокатской монополии как инструменте эффективной защиты прав граждан. Участники обсуждения указали на необходимость заботиться об авторитете адвокатуры, который, по мнению ряда выступающих, в настоящее время не очень высок. Каждый адвокат должен постоянно совершенствоваться в своей профессии, а также должен развиваться сам институт адвокатуры. Высказаны опасения, что пришедшие в адвокатуру юристы станут «пятой колонной», что грозит умалением принципиальных основ адвокатской деятельности и утратой полуторавековых традиций российской адвокатуры. Отмечено, что противниками входа в адвокатуру являются и НКО, которые представляют граждан бесплатно, получая за это гранты, в том числе и из-за рубежа.
7. Работа адвоката по найму или по партнерскому договору

В рамках указанной общей темы Вадим Клювгант осветил проблему Наем адвоката адвокатом и принцип равенства адвокатов. Конфликт интересов. Он отметил, что существует нормативное определение работы по найму, данное Росстатом, как работы, по которой лицо заключает явный или неявный трудовой договор… (и далее по тексту определения). Дефиниция определенно не всеобъемлющая, в связи с чем адвокатуре следует дать свое нормативное определение данному правовому явлению. При обсуждении данного вопроса нужно говорить не об «равенстве адвокатов», чего достичь принципиально невозможно, а об их «равноправии». Несмотря на отсутствие прямого указания в законе, в настоящее время фактически существует наем адвоката адвокатом путем заключения соглашения «адвокат — адвокат». При заключении подобного договора должны присутствовать следующие критерии: 1) природа договора (поручения) — исполнить его лично и фидуциарность соглашения, то есть доверитель должен согласовать привлечение другого адвоката прямо в тексте при заключении соглашения или в последующем — ad hoc; 2) адвокат первоначальный не должен быть коммерческим посредником и обязан продолжить работу по соглашению; то есть наемный адвокат должен быть в дополнение к первоначальному, а не взамен него; в противном случае первоначальный адвокат должен прекратить свое первоначальное соглашение об оказании юридической помощи доверителю. Конфликт интересов между адвокатами возможен при возникновении отношений подчиненности. В этой связи следует сослаться на п. 5 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которым отношения между адвокатами не должны влиять на оказание юридической помощи. Кроме того, должна сохраняться свобода и независимость адвоката, несмотря на занятую коллегой-адвокатом правовую позицию. Возвращаясь к теме Стандарта оказания уголовной защиты, докладчик высказал сожаление, что в его текст не вошли правила коллективной и коллизионной защиты, что существенно снизило всесторонность этого документа.
8. Конфликт интересов в случаях противоречия целей работодателя и норм профессиональной этики адвоката

При обсуждении данной проблемы Вахтанг Федоров смоделировал ряд ситуаций, при которых возможен конфликт интересов, если адвокат работает по найму (трудовому договору) с лицом, не являющимся адвокатом или адвокатским образованием. При этом все эти ситуации вполне разрешаются одним и тем же средством — соблюдением принципиальных положений, лежащих в основе адвокатской профессии и обеспечением верховенства норм профессиональной этики при разрешении конфликтной ситуации.
9. Возможность работы адвоката по трудовому договору с иными адвокатскими образованиями, а также с юридическим лицом любой формы и вида деятельности

Лилия Клепикова при обсуждении этой темы отметила, что де-факто работа адвоката по трудовому договору уже существует. Эти случае далеко не уникальны, при этом они вполне уживаются с правилами адвокатской профессии и нормами этики адвоката. Остается только нормативно признать уже существующие реалии и закрепить это явление де-юре.
10. Партнерский договор и его содержание

Данный правовой инструмент, содержащий большие и далеко еще не использованные потенциальные возможности подробно проанализировал в своем выступлении Сергей Смирнов.
11. Сергей Бородин подвел итог дискуссии, рассказав, каким образом все обсуждаемые проблемы нашли свое отражение в Правилах регулирования профессии во Франции. В этой юрисдикции применительно к адвокатской деятельности нормативно закреплены договоры о совмещенном сотрудничестве, по которым адвокат-старший и адвокат-младший работают в качестве совместителей при оказании юридической помощи доверителю, но при этом адвокат-младший еще является и адвокатом по найму. Есть также формы договора между адвокатами, когда один из адвокатов полностью выполняет трудовую функцию как работник по найму. Но в каждом случае существует ряд ограничений: самостоятельность и независимость адвоката при выборе аргументации, право на обучение и право на отпуск нанятого адвоката, социальные платежи при болезни адвоката и иных социально-защищенных случаях, право на минимальный гонорар, право нанятого адвоката на свою личную клиентуру, право на специализацию и множество иных правил, которые детально проработаны. Российской адвокатуре следует изучить эти наработки и принять решение во возможности их использования, тем более, что правила регулирования адвокатской профессии во Франции весьма близки к российским.
Поделитесь материалом с вашими друзьями и читайте дальше!
Фотографии: wikimedia.org